2020-03-24 12:33 | Этап-призрак в Контиолахти

Влад Омельянченко съездил в Финляндию и привез оттуда вам материал о том, как праздник биатлона в миг может превратиться в настоящий мрак.

В начале марта в Европе уже во всю бушевал такой раскрученный СМИ коронавирус, который в спортивном мире сметал буквально все на своем пути. Топовые футбольные, баскетбольные, хоккейные лиги только и успевали объявлять о том, что их чемпионаты уходят на неопределенный перерыв. Биатлона это также коснулось, но, казалось, в меньшей мере. В белорусских Раубичах, где проходил чемпионат Европы о пугающем вирусе уведомлений практически не было, и организаторы как бы его не замечали. Соревнования проходили с болельщиками, никто практически о коронавирусе не говорил, да и вообще было впечатление, что в зимнем спорте №1 сейчас немного не до этого. На носу уже был заключительный триместр, но тут прозвенел первый тревожный звоночек – стало известно, что этап Кубка мира в чешском Нове Место пройдет без зрителей, якобы из-за того, что у одного из местных жителей диагностировали COVID-19. Признаться честно, это решение до сих пор вызывает небольшие сомнения, так как есть информация о том, что чешский этап стал такой себе разменной монетой в играх местных политиков. Правда, это уже тема для совсем другого материала, ну и превентивные меры в данном случае вряд ли можно осуждать.



Еще тогда казалось, что это какая-то временная мера и вскоре все станет на свои места, ведь гонки в Контиолахти должны были пройти со зрителями, о чем не раз говорили организаторы. Такие слова вселяли оптимизм и веру в то, что нам еще предстоит в текущем сезоне увидеть настоящий биатлон, тем более тут намечалась развязка в борьбе за Большие хрустальные глобусы как у мужчин, так и у женщин. Финский этап должен был стать таким себе трамплином перед самым большим всплеском эмоций и адреналина в сезоне, но все оказалось совсем иначе.

Уже перед первой гонкой этапа среди журналистов начались разговоры о том, что ожидаемого праздника может не быть и вовсе. В этот день власти Финляндии запретили любые массовые мероприятия на территории страны. Организаторы, не теряя времени, начали в ускоренном темпе чуть ли не пинками под зад (иначе некоторые не хотели понимать) выгонять болельщиков, которые уже разгуливали по арене, за пределы стадиона. Вскоре после этого объявили о том, что последующие старты также пройдут при пустых трибунах. В этот момент в голове уже появилось какое-то неприятное осознание действительности, но нужно было работать и все мысли ушли на второй план.



Уже по приезду в отель увидел, как болельщики, которые прибыли только вчера, уже паковали свои вещи и готовились ехать обратно домой. В их мимике и разговорах не было какого-то отчаяния, они прекрасно понимали ситуацию, но во мне эта картина родила бурю эмоций. Мне было так больно и неприятно не только за людей, но и за сам биатлонный праздник, который тогда уже бился в агонии. Появилось четкое понимание, что это все, финиш. На следующий день стало известно, что официально отменили заключительный этап сезона в Осло, и все это было  вперемешку с разговорами о том, что и гонки в Контиолахти состоятся далеко не все. После первой гонки в личном разговоре Юрай Санитра отметил: “Кажется, это последний старт сезона для мужчин”. Примерно такое видение ситуации было и у меня, но верить в него не хотелось. Но, случилось так, как случилось. Вскоре в пресс-центре, который, кстати я никогда не видел таким безлюдным на биатлоне, пришли организаторы и сообщили, что последний день будет отменен, а сезон завершится гонками преследования.

В этих двух гонках чуть ли не до последней стрельбы было непонятно, кто же выиграет глобусы, интрига – запредельная, гонки – огонь, но послевкусие страшно отвратительное. В этот день свои карьеры завершили Мартен Фуркад и Кайса Макаряйнен. Они сделали это практически в гробовой тишине, без свиста трибун и тысяч счастливых лиц, которые хотели бы с ними разделить этот мегаэмоциональный момент. Крик диктора на стадионе казался просто каким-то фоном или эхо, до него совсем не было дела, пустые трибуны будто укутывали все вокруг в мрачную тишину, и в этот миг просто хотелось молчать вместе с ними.



Организаторы, IBU и финская команда сделали все, чтобы хоть как-то украсить уход Макаряйнен из биатлона. На мониторах показывали различные моменты ее карьеры, а она просто плакала и поглядывала на домашний пустой стадион. На этой арене все годы ее любили и принимали, как самого родного и близкого человека, тут у нее были взлеты и падения, здесь она финишировала с флагом своей страны, а теперь, осознавая, что эта часть ее жизни уже история, просто вытирала слезы.

Также было обидно и за Мартена Фуркада. Чувак, который столько лет никого не подпускал к главной биатлонной вершине, который действительно давал этому виду спорта что-то особенное теперь завершал карьеру в объятиях команды. Фуркад – тот человек, который частенько давал огненных эмоций всем болельщикам, но, к сожалению, в этот момент они не сумели его отблагодарить тем же.



Как итог, сезон завершен. Завершен паршиво, монотонно и без улыбки на лице, даже прекрасные гонки не сумели особо скрасить такой конец. Но, увы, такая ситуация в мире и тут некого винить. Теперь всем нам нужно чуть больше заботиться о себе, а крутой биатлон еще обязательно будет. Коронавирус пройдет, а замечательный и большой мир точно останется. В нем однозначно найдется место крутым гонкам и неподдельным эмоциям болельщиков, за которыми мы уже успели соскучиться. А пока... любите биатлон и мойте руки с мылом.  

Влад Омельянченко, Контиолахти-Киев