2019-06-27 07:31 | Дмитрий Пидручный: В будущем хотел бы попробовать себя в политике


Месяц назад Дмитрий Пидручный по своим делам находился в Киеве, ну и, конечно же, мы не могли этим не воспользоваться.  За чашкой вкуснейшего латте в центре столицы мы поговорили о разных вещах, начиная от триумфального чемпионата мира в Швеции, заканчивая политикой. К сожалению, весь разговор нельзя записать и дать к прочтению болельщикам, но самое вкусненькое мы оставили. Получилось нечто среднее между интервью и обширным комментарием, но на самом деле - это просто разговор двух людей о биатлоне и не только. Заранее отметим, что диалог велся на украинском языке, но автору удобнее работать на русском, к тому же, этот момент был оговорен с самим Дмитрием.

Дима, с момента нашего с тобой последнего интервью прошло полтора года. Что изменилось за это время?
- Ну, за это время я успел стать чемпионом мира (Смеется). Это вот самое серьезное изменение наряду с улучшением общих результатов.

За последний отрезок времени у тебя было огромное количество интервью, и почти все, по сути, были очень комплиментарны. Не надоела еще все эта движуха?
- Честно говоря, уже начинает поднадоедать. Действительно много интервью, а некоторые вопросы, как ни крути, повторяются. Вроде уже 100 раз говорил о какой-то теме, а тут вновь об этом спрашивают. Хотя, конечно, есть и новые интересные вопросы, на которые я с удовольствием отвечаю.

Слушай, ну ты прям очень скромный парень, особенно это было заметно после прилета сборной домой с Норвегии, когда ты был нарасхват в аэропорту и толпа реально разрывала тебя с кучей вопросов и просьбами о фото или автографе. Вышеупомянутое качество как-то мешает при таком внимании к твоей персоне?
- Я просто не знаю, каково это быть нескромным. Может это со стороны так кажется, а может и на самом деле так и есть. Не могу сказать, что прям мешает, хотя, знаешь, жизнь такая штука, что в каких-то моментах нужно быть наглее, чем я есть.

Ты был готов к тому, что по приезду домой на тебя свалиться такое количество внимания?
- Конечно же нет, но время идет, и я понемногу все перевариваю. Безусловно, в большей мере это история о приятных моментах, которые я обязан пройти и двигаться дальше.

Не было страха подцепить немного «звездочек»?
- Да я как-то даже не задумывался об этом. Я не до конца понимаю, какие должны быть чувства , если уж ты реально словил «звезду», но, в любом случае, это нужно спрашивать у моих родных и близких, им виднее.

Не хотелось бы много говорить о чемпионате мира, уверен, что тебя эта тема уже изрядно достала, но все же спрошу –твоя жизнь разделилась на до и после ЧМ?
- В какой-то мере да. До мирового первенства не было такого внимания и такой ответственности перед самим собой. Теперь и на будущее цели ставятся гораздо больше. Одни цели были до чемпионата мира, а сейчас, когда заветная медаль уже в кармане, другие планы и совсем другие требования к самому себе. Конечно, жизнь изменилась. Больше стали узнавать, также в разы увеличилось количество моих интервью.

Другие планы и требования – это уже золотая медаль Олимпиады?
- Не только. Просто попадать в призы чаще. Я уже попробовал, знаю, как это, и знаю, что могу. Ну и само собой, что более планомерно двигаться к Олимпийским играм в Пекине.

После твоей победы в Эстерсунде был ряд интересных материалов о твоей тактике, подготовке и прочем. Читал?
- Вряд ли я читал все, что писали в прессе, но, думаю, большая часть материалов попадала под мое внимание.

Со всем был согласен, что писали?
- По-разному, если честно. Реально много читал, и сейчас с ходу тебе так и не вспомню конкретные моменты. Конечно, было что-то, с чем я не был согласен.

Окей. 35 тысяч евро – эта сумма соответствует действительности?
- Конечно же нет, я бы сказал, что, к сожалению, нет (Смеется). Просто когда люди говорят о деньгах, они забывают, что есть еще ряд расходов. Если мы берем во внимание конкретно Швецию, то там около 35% от выигрыша уходит на налоги.

То есть, из всего того, что ты заработал в Швеции – ты более 30 процентов отдал государству?
- Да, потому все мои суммы, заработанные там, можно смело делить на три.

В какой-то мере ты был не так уж и рад, что чемпионат мира в Швеции проводился, да?
- Ну, лучше уж так, чем вообще ничего.

Можешь вспомнить самое неожиданное или мегаприятное поздравление после победы на ЧМ?
- Сразу так тяжело вспомнить… Бьорндален тогда в микст-зоне меня поздравил. Помню, он еще пытался расспросить о том, где мы тренировались и готовились.

Ну ты ему рассказал, что такое Сянки и как там готовиться?
- (Смеется) А если так сказать, что прям очень неожиданно было, то, наверное, обошлось без такого. В основном, поздравляли те, кого я знаю, и те, кто следит за мной.

Ты же потом приезжал в Киев на церемонию Героев спортивного года. Расскажи об этом опыте, что там было интересного.
- На этой церемонии я был впервые. Как-то немного непривычно себя чувствовал, но вообще мне понравилось, очень круто, что туда приглашают разных спортсменов, и ты можешь там с ними познакомиться. Надеюсь, на следующий год уже буду там не просто зрителем.

Слушай, я видел, что после этой победы в том же Тернополе появились билборды с твоими фотографиями. Сейчас люди уже чаще начали узнавать на улицах?
- Несколько моментов таких было, но некоторые, когда узнают, говорят, что это сделать довольно тяжело, ведь они привыкли видеть меня в спортивной экипировке. Это те, кто давно следит за биатлоном и за мои соц.сетями знают, как я выгляжу в повседневной жизни.

В какой-то момент был такой щелчок, после которого ты стал прям народным любимцем. У тебя не было чувства несправедливости, что вот кому-то эти лавры достаются более легко, как тем же условным футболистам, а тебе для подобного нужно было пройти такой тяжелый путь?
- Об этом я практически не задумывался. Каждый спорт популярен по-своему, и каждый спортсмен раскручивает себя по-разному. Это от многих факторов зависит.  Вот ты говорил, что я очень скромный, может и оно как-то сыграло роль, что при менее весомых результатах той славы не было, которая есть сейчас. Ну и давай говорить откровенно, футбол популярнее биатлона, соответственно, и представителей этого вида спорта чаще узнают на улицах, и условия контрактов у них совсем другие.

Давай вернемся к чемпионату Европы в Раубичах. Тогда ты выглядел очень уставшим, и было чувство, что просто проблемы свалились одна за другой. Можешь сейчас вспомнить, что тогда там вообще происходило?
- Вообще, идея ехать в Раубичи мне не нравилась изначально, потому что я все-таки настраивался на чемпионат мира. Медаль Европы у меня уже есть и не одна, просто хотелось уделить больше внимание именно мировому первенству. Я прекрасно понимаю и руководство, и тренеров, что от меня также ожидали в Минске медалей, но вышло, как вышло. Хорошо, что Юля взяла серебро в индивидуальной гонке и закрыла медальный вопрос там. Мне до последнего вообще не хотелось отправляться в Беларусь, ведь это очень сложный перелет, который, кстати, потом сказался на первой же гонке. Вскоре потом решили с тренером не стартовать в гонке преследования и поберечь силы к чемпионату мира.

Слушай, ну питание там же было просто отстойное, от многих спортсменов это слышал.
- Ну, я бы не сказал, что прям отстойное, ну вот мне еда просто не понравилась. Я не знаю, может у кого-то все окей с этим было, может это на мне так перелеты сказались, что живот болел и ничего не хотелось.

Ну вот этот ряд факторов потом имел какое-то влияние на первую гонку в Эстерсунде?
- Да вроде нет. Может как-то и повлияло, а мы просто этого не заметили.

Когда ты приезжал в Раубичи, на тебя реально полагали самые большие надежды в плане медалей, как ты уже упоминал выше. Я до сих пор прекрасно помню ваш сингл-микст с Юлей Журавок, в котором ты умудрился заехать на штрафной круг. Что не так было в той гонке?
- Там абсолютно все пошло не так с самого начала: как у меня, так и у Юли. Я это заметил, как только она стартанула и потом начала пропускать вперед очень много соперниц. Потом я еще на штрафной заехал, и затем уже исправить что-то было тяжело. Это вот одна из тех гонок, которые вспоминать не хочется.

Если так подбивать итоги ЧЕ, можно сказать, что организация там в этот раз была на довольно низком уровне?
- Если говорить отдельно про организацию, то, наверное, да. С этим там не все в порядке было, но вот если брать сами условия для работы и проживания в Раубичах...

Нет, ну Раубичи – это топчик, безусловно.
- Да, я согласен. Просто им еще не хватает опыта проведения таких серьезных мероприятий. Перспектива в этом плане у них очень хорошая и у них все есть для организации самых топовых соревнований.

Я вот смотрю на Беларусь и иногда не понимаю, а чего нам не хватает, почему у нас нет хотя бы похожего на Раубичи комплекса?
- Я, честно говоря, не знаю, что конкретно для этого нужно. К тому же, нужно понимать, что у них там в Раубичах не только биатлон проводится. Надеюсь, что нашим чиновникам хватит воли, чтобы уже воплотить проект в Буковеле. Тогда, как по мне, у нас даже будет больше шансов проводить международные соревнования. Чисто географически Буковель удобнее расположена, чем те же Раубичи. Инфраструктура там есть, горы есть, аэропорты не так далеко.

В Беларуси биатлонное движение всегда подталкивали невероятные победы Дарьи Домрачевой. Как считаешь, твоя медаль на чемпионате мира уже дала какой-то толчок в развитии нашего биатлона?
- Я думаю, что да. Не знаю, насколько оно дало толчок в плане процесса в Буковеле, но вот в Тернополе с базами ситуации сдвинулись с мертвой точки.

Ну, вот ты отдал бы свою дочь в биатлон?
- Это вопрос времени, но, откровенно говоря, с теми условиями, что сейчас есть у нас... Не знаю. Хотя, я же сам через это все прошел. Ну, пока мне трудно ответить на такой вопрос. Я же просто понимаю, насколько это тяжелый труд, вижу, как это отражается на здоровье, и какие потом могут быть проблемы. Не очень хочется, чтобы мой ребенок проходил через это все. Но если она сама пожелает, то почему бы и нет?

Вот если говорить о детском биатлоне в Украине – он скорее мертв, чем жив?
- Ну.. скорее мертв, я думаю. Вот говорил с Владимиром Михайловичем, он рассказывал, что элементарно тяжело закупить патроны для детей. Даже если просто посмотреть на те базы, которые у нас есть, и на ту инфраструктуру на начальном уровне, то ответ на вопрос “мертв или жив?” напрашивается сам собой. Потому только надеемся, что детский биатлон будет только развиваться. Что касается национальной команды, то она, по сути, обеспечена всем, единственное, чего точно не хватает – так это своего домашнего стадиона.  Хотелось бы, чтобы и у детей никаких проблем не было.

Ты также заезжал в свою родную школу, общался там с детьми. Никто к тебе не подходил со словами о том, что вот смотрел на тебя, на твою победу на ЧМ и тоже захотел заниматься биатлоном?
- Было такое, что подходили и говорили, что теперь хотят быть биатлонистами. Некоторые расспрашивали, что лучше для этого делать и все такое.

А вообще, со скольки лет можно отдавать ребенка в биатлон?
- Ну, я думаю, что с 7-8 лет можно начинать понемногу, а уже с 10 серьезно заниматься. У каждого своя логика в этом вопросе, как по мне, то чем раньше – тем лучше.

По окончанию сезона меня немного напрягал один момент. Когда заходил разговор об итогах, мы всегда говорили, что, мол, у нас есть медали ЧМ, ЧЕ и на Кубке мира тоже, и в целом сезон якобы не такой уж и плохой. Тебе не кажется, что мы немного кривили душой, говоря подобные фразы?
- В целом, если взять для всей команды, то понятно, что этот сезон был далеко не самым лучшим. Но с фактом того, что на всех главных стартах в сезоне у нас есть медали – не поспоришь. Это основное. Да, я согласен, что сезон в какой-то мере был провальным, но опять же, нужно помнить о главных стартах. Для себя не могу назвать его провальным, ведь я лишь раз за весь биатлонный год оказался вне очковой зоны. А так, стабильно в топ-40, топ-30 я попадал. Да, это не супер высокие результаты, но какие-то очки набирал, и боролся в каждой гонке.

Слушай, а насколько серьезное влияние имеет правильно питание на твое состояние во время гонок? Я в этом вопросе абсолютный чайник, но вот, к примеру, ты же можешь себе позволить во время каких-то соревнований условную шоколадку, или не можешь?
- Вот в шоколадках я себе никогда не отказываю (Смеется). Может, чуть меньше жареного кушаю, обхожусь без всякого фастфуда.

Вот если ты сейчас пойдешь в МакДональдс покушаешь, это разве как-то сильно повлияет на работу твоего организма потом?
- Понятное дело, что один прием пищи вряд ли будет иметь такое влияние, другое дело, если ты систематически так питаешься, то оно все тебе потом аукнется.

О татухе не думал после победы на ЧМ в Эстерсунде?
- Не-а.

Точно?
- Ну, как-то обдумывал этот вопрос, но я не фанат этого дела. Хотя прекрасно понимаю людей, которые таким увлекаются.  Это нормально.

Когда у меня было интервью с Юлей Джимой, она мне сказала такую фразу, мол, для условных Бе и Вирер биатлон больше как хобби, а для наших спортсменов – тяжелая работа. Именно поэтому они так открыты с прессой, а наши немного скованы в этом плане. Согласен?
- Я думаю, что для них, что для нас это - тяжелый труд. Я не согласен в этом с Юлей, что данный момент мешает как-то в общении с медиа. Если ты известный человек, публичная личность, то должен идти на контакт со СМИ.

У тебя за последнее время было много интервью, мы это уже упоминали. Были моменты, когда тебя что-то злило и прилетали ли тупые вопросы?
- Тупые вопросы иногда бывают, без этого никак. Но так, чтоб я прям злился, то нет. Помню, был момент, когда мне журналистка говорит: “Ну, расскажите что-то”. Вот такие моменты, конечно, могут напрягать.

Теперь можно перейти к сладенькому. Во время предвыборной кампании ты был дома как раз. Не тошнило от этой рекламы?
- Честно говоря, немного подзадолбало, но часть рекламы я все же пропустил, находясь за границей. И перед вторым туром как раз был на море, а приехал буквально перед днем голосования.

Дебаты смотрел?
- Да, смотрел.

И как тебе?
- Честно говоря, разочаровался. Разочаровался в самих дебатах, а также в обоих кандидатах. И от одного, и от второго ожидал больше конкретики по поводу дальнейшей судьбы Украины, а не вот эти обоюдные обвинения.

Многие спортсмены, например, тот же Жан Беленюк, позволяли себе в соц.сетях топить за одного из кандидатов или всячески критиковать другого. Насколько это вообще правильно, вспоминая о том, что спорт якобы вне политики?
- У каждого своя точка зрения по этому поводу, возможно кто-то просто хотел агитировать за кандидата. Я подобного не делал, и считаю, что если даже я имею какое-то минимальное влияние на выбор людей, то не должен этим пользоваться. Каждый человек обязан сделать свой выбор и решить, что он хочет от следующего президента.

Вот если бы тебе позвонил Зеленский в тот период и сказал: «Димка, есть деловое предложение. Давай ты будешь за меня агитировать всячески, а с меня 35 тысяч евро».
- Ну он вряд ли бы так сделал (Смеется). Слушай, ну сумма такая внушительная, но даже если бы деньги были очень большие, я бы очень хорошо подумал, прежде чем делать что-то подобное.

И это без налогов.
- (Смеется) Не знаю, все равно, не думаю, что я бы согласился. От денег тяжело отказываться, но есть какие-то принципы в жизни, я бы не хотел агитировать вообще за любого кандидата.

Вообще политика тебе интересна или абсолютно фиолетова?
- Очень интересна, я всегда стараюсь быть в курсе всех событий и следить за политической жизнью своей страны.

Если бы тебе после завершения карьеры какая-то политическая партия предложила сотрудничество и место в парламенте, ты бы согласился?
- Трудно ответить, но, честно говоря, в будущем хотелось бы попробовать себя в политике. И не обязательно сразу с Верховной Рады, можно было бы начать и на городском уровне, там, где ты больше нужен.

Какие бы ты вопросы там поднимал в первую очередь?
- Так как я спортсмен, то, понятное дело, что я в первую очередь брался бы за вопросы, которые связанны со спортом.  Я же вижу, на каком там уровне это все находится и очень хотелось бы это исправить.

Беседовал Влад Омельянченко