2019-09-02 14:18 | Биатлон в Раубичах. Взгляд пессимиста полгода спустя

Корреспондент сайта Влад Омельянченко вновь побывал в Раубичах – на этот раз на летнем чемпионате мира, и вновь делится своими впечатлениями о Беларуси и организации биатлонных соревнований в ее ведущем биатлонном центре. Изменилось ли что-то в его восприятии, в сравнении с впечатлениями от зимнего чемпионата Европы? Как всегда ироничный, но от того еще более интересный рассказ.

На часах было 03:57. В голове мелькнула мысль, что уже пора выходить. Этим ранним утром мне предстояло отправиться в Беларусь на чемпионат мира по летнему биатлону в Раубичах. Я стоял посреди ночного Чернигова, который был практически полностью окутан тьмой, и ждал, пока на горизонте появится блик автомобильных фар. Меня должен был забрать Вячеслав Васильевич Деркач, который, собственно, и предложил поехать с ним на ЛЧМ еще во время юниорского чемпионата Украины. Как-то у нас завязался разговор на эту тему, и он отметил, что собирается ехать на авто в Раубичи. Такой шанс я упустить не мог. Мне дико хотелось вновь окунуться в эту атмосферу, потому, когда стал выбор между тем, чтобы остаться на выходных в Киеве или залезть немного в долг и отправиться в Беларусь – я уже бронировал жилье в Минске. Взглянув на телефон, увидел, что уже 4:07. Не успел поднять голову, как ко мне приблизился автомобиль. Поздоровались, разобрались с вещами и прыгнули в машину.



Еще три человека, которые ехали с нами в машине, были мне малознакомы, потому дальнейший путь для меня прошел в состоянии молчания и погружения в собственные мысли. Вскоре мы подъехали к границе. Один из работников таможни, разузнав, кто мы и куда едем, отдавая паспорта сказал: «Без медалей не возвращаться!». Мы, конечно, не спортсмены, но пытались сделать все, что от нас зависело, чтобы медали действительно были. Как только заехали в Республику Беларусь, на FM-волнах заиграл гимн страны. Интересно, символично, улыбнуло. На первой же заправке остановились выпить кофе и пополнить какой-то приборчик для езды по платным дорогам. Я уже хотел было вновь выйти из машины за хот-догом, дабы хоть как-то позавтракать, но голос Вячеслава Васильевича тут же изменил это решение: «Так, Влад, сиди. Я что, зря столько бутербродов наготовил? Угощайся и не стесняйся».  Не знаю почему, но в такие моменты чужая еда вкуснее чего угодно, у меня просто не было права отказать. До Раубичей предстояло пилить чуть более трех часов, и я, пожевывая, как мне казалось, невероятного вкуса бутерброд, вновь решил отдать предпочтение молчанию. Наушники и прекрасные пейзажи за окном уводили в некий транс, но вдруг у меня заиграла одна из песен группы Порнофильмы. Кто знаком с творчеством этого коллектива, тот знает, каким политическим фоном пропитаны их тексты. Заехав уже второй раз в Беларусь, вновь сделал вывод, что села здесь выглядят намного ярче, чем у нас. Как-то все живее и оптимистичнее, что ли. Большие города особо не видел, кроме Минска и Гомеля, но второе – это сущая печаль, если не брать во внимание центр.

Заезжая в Раубичи увидели Юлию Журавок, которая завершала свою утреннюю пробежку перед первым днем гонок. Буквально через 10 минут мы с ней уже встретились около входа в отель, где жила сборная.
- Юльок, давно не виделись, как ты вообще? Как настроение?
- Та все супер, настроение классное, я бы даже сказала, что боевое. Уже немного соскучилась по соревнованиям и всем этим движухам.
- Ты как была худышкой, так и осталась, все никак не наберешь вес…
- Та ты что, это я еще набрала пару килограмм, между прочим.



За пару минут до этого всех нас заметила Оля Абрамова, которая вышла на балкон своего номера. Она явно была рада видеть такую группу людей: «Ох ты, так у нас тут будет крутая поддержка!».

На самом деле, это было прекрасное утро. На улице достаточно тепло, хоть лучики солнца и едва пробивались через ветки деревьев, а легкий прохладный ветерок, разгуливая окрестностями, добавлял идеальную дозу свежести. Отправившись к самому биатлонному стадиону, я забрал аккредитацию и пошел смотреть на пристрелку и гонки у юниоров. Само собой, между работой, не мог не проинспектировать всю ту же местную столовку для журналистов. Прогресс тут по сравнению с чемпионатом Европы все же был. Да, здесь по прежнему выдавали по одной порции супа, бургера и кофе/чая на человека, но к этому шведскому столу теперь еще добавили и пончик. Справедливости ради стоит отметить, что он был довольно вкусным. Но, понятное дело, что таким не наешься, особенно когда у тебя 4 гонки и беспрерывное пребывание на стадионе с раннего утра и до вечера. Потому пришлось обращаться за помощью к местным шашлычникам. Сто грамм свинины у них обходился в 4 рубля, что в переводе на гривны чуть меньше 52 гривен.  Прямо у входа на трибуны все желающие также могли попробовать шаурму, картофель, хот-доги и различные салаты. Местные предприниматели с радостью предоставляли всем возможность пригубить какого-нибудь алкогольного напитка.

Не забыли тут и о детворе. Для них сделали различные мини-аттракционы, батуты, а также поставили точки продажи сладкой ваты и всяких сладостей. Только у всего этого был один большой недостаток, который, скорее всего, не особо зависел от организаторов – это невероятное количество пчел. В районе фуд-корта они летали все эти дни и всячески доставали людей.  Забавная история приключилась и со мной. Покупая шашлык, мне почему-то захотелось выронить фразу: «Господи, пчелы у вас какие-то вообще ненормальные». Буквально  через 5-7 секунд одна из них ужалила меня в лоб. Это было и смешно и больно одновременно. Спустя пару часов у трибун встретил местную любимицу публики Динару Алимбекову и хотел шутя ей пожаловаться на местную фауну, но в ответ она показала мне следы на своем теле от укусов пчел и я понял, что еще легко отделался.



Все три соревновательных дня у нас было уйма работы, ведь украинские спортсмены брали медали одну за одной. В этот раз нареканий на функционирование пресс-центра не было. Интернет работал без перебоев, и места за столами хватало всем.  Но одна проблема так и осталась не решенной с зимы. Никто особо не заморачивался о шаттлах для прессы. Изначально они были, и даже 3 в день, но потом их почему-то решили совместить с автобусами для волонтеров, вообще не предупредив об этом.

Наблюдать за такой гонкой как супер-спринт вживую довольно сложно и непривычно, не сразу успеваешь сообразить, кто, куда и каким поехал, а пока разбираешься со всем, то спортсмены заезжают на следующий рубеж. Куда веселее смотреть на гонку около тренерского мостика. Каких там только комментариев не услышишь. «Ха, ты смотри, во Анька! Соперницу на спуске обошла как стоячий сарай! Все набирают еще ход, а она уже плужит» - вскликнул Александр Беланенко, когда Анна Кривонос в суперспринте обошла одну из соперниц. Здесь можно и вступать в диалог, и что-то рассказывать самому, но я предпочитаю в большинстве случаев просто молча слушать тренеров, ведь они видят в каждом движении спортсмена гораздо больше, чем я, или любой другой человек. Стоять и впитывать всю информацию от них – чистый кайф. 



После окончания гонки начинается другое действо. Поймать кого-то из спортсменов, чтобы записать комментарий не так уж и легко. Если с мужской частью сборной в основном все проходит без особых ритуалов, то с женщинами так не прокатит. Здесь иногда нужно выпрыгивать из микст-зоны, махать руками, подговаривать правильными словами и все в этом духе. Иногда, бывает, спортсмены могут подойти с фразой: «Давай я тебе выговорюсь, но не на диктофон». Чисто с человеческой точки зрения, это где-то в глубине души приятно, но с точки зрения журналиста - это очень-очень плохо. Потому я всегда пытаюсь расположить в положительном эмоциональном поле тех, кто ко мне подходит. Но случиться может всякое. К примеру, после второго соревновательного дня ко мне подошла Вита со словами: «Извини, но мне реально нечего сказать». Прекрасно понимаю ее, но, с другой стороны, и я остаюсь без работы, и люди без объяснения того или иного момента гонки. Ну, с этим нужно мириться.

В целом, организация биатлонных соревнований в Раубичах как была далека от той, которая есть на этапах Кубка мира, так и осталась. Но некоторые позитивные изменения по сравнению с чемпионатом Европы, безусловно, есть. Были, конечно, и определенные факапы, которые нельзя обойти стороной. Когда было награждение после одной из гонок, проход к зоне для журналистов перекрыли парни крепкого телосложения, которые не хотели меня пускать туда. Показав свою аккредетацию, я услышал в ответ: «И что? Там идет награждение».  Я объясняю, что я как раз на него и иду, и имею полное право там находиться. Но меня продолжали не пускать, пока я не начал выражать свое недовольство на повышенных тонах. Когда уже выронил фразу: «Мне к фотографу нужно», то меня сразу же пропустили. Та же участь постигла еще ряд журналистов, которых почему-то не хотели пускать на награждение. Очень неловко и максимально глупо.



Но это все превращалось в мелочи, когда вечером в свои теплые объятья меня принимал  Минск. Уставший, после 3-4 часов сна в не самых лучших условиях, я будто чувствовал прилив сил. Не знаю, в чем магия этого города, но он очень кайфовый. Минск безумно многогранный, тусовый, теплый, атмосферный и гостеприимный. Биатлон и Беларусь пока еще ищут точки соприкосновения в плане организации, но самое главное, что они однозначно есть, нужно лишь немного времени, чтобы этот самый контакт состоялся. Возвращаясь домой, я испытывал теплые чувства. Во-первых, я вновь миновал авто-тур столицей Беларуси в милицейском бобике, а во-вторых, у меня опять было ментальное рандеву с Минском, и оно оказалось не хуже первого. Не знаю, когда я приеду сюда вновь, и приеду ли вообще, но это место, как и Раубичи -  однозначно топ. Если биатлон – это любовь, то Беларусь – дичайший выброс окситоцина.

Влад Омельянченко, из Раубичей