2021-03-31 15:00 | Большая премьера: Биатлон. Сезон 2020-2021. Часть 1

Весь мир сегодня живет в условиях пандемии. Останется ли он таким, каким мы его знаем и любим? На этот вопрос пытаются ответить ученые, экономисты, политики. Но то, что пандемия коронавируса достаточно сильно повлияла на все сферы нашей жизни, в том числе и на спорт, мы видим уже сегодня.

Прошлый, 2020-й, год войдет в историю человечества как год COVID-19. Перенесены многие важнейшие старты, чемпионаты мира и Европы, Евро-20, Олимпиада-20 в Токио. Конечно, все это влияет и на экономику, ведь глобальная стоимость индустрии спорта оценивается в 756 млрд долларов США в годовом выражении. Спорт вносит весомый вклад в экономику многих регионов: например, в ЕС доля ВВП, связанная со спортом, составляет 279,7 млрд евро (2,12% от общего ВВП ЕС).

Из-за отмены Олимпиады, в связи с вирусным форс-мажором, одна из самых богатых держав мира - Япония, потеряла 12 миллиардов долларов. А многие Международные спортивные федерации понесли огромные потери, ведь если отменяются или переносятся на неизвестный срок крупные чемпионаты, то, следовательно, не выполняются и спонсорские контракты. А спонсоры, тоже немало потерявшие за месяцы мирового локдауна, совсем не торопятся заключать новые… А это уже - замкнутый круг, из которого тяжело выйти без значительных потерь.


Прошлый спортивный летний сезон прошел достаточно вяло, и любители зимних видов спорта, в том числе и биатлонные болельщики, с нетерпением ждали начала стартов стреляющих лыжников. Перед большой премьерой спектакля «Биатлон. Сезон 2020-2021» зрители замерли в ожидании. Состоится ли сезон в полном формате, как будут проходить гонки, не подвергнутся ли любимые топ-атлеты опасности заражения, будут ли полноценные и яркие трансляции, а что с Чемпионатом мира-2021? Безусловно перед Международным союзом биатлонистов стояли важнейшие и очень трудные задачи, ведь биатлонный театр – это не только спортсмены и судьи, это и местные оргкомитеты, большое количество волонтеров, это функционеры национальных федераций, сервисмены, тренеры, врачи, массажисты... Как обезопасить всех и провести достойный, полноценный сезон? Это, безусловно, стало вызовом не только для национальных сборных, но и для IBU.

Сегодня мы приоткроем занавес и пройдем за биатлонные кулисы. О том как проходил сезон 20-21, о секретах и форс-мажорах, рутинной и экстренной работе эксклюзивно для нашего сайта  biathlon.com.ua расскажут: директор по спорту и мероприятиям Международного союза биатлонистов Феликс Биттерлинг и директор по коммуникациям IBU Кристиан Винклер.

I акт

Подготовка к биатлонному сезону 20-21 началась в мае прошлого года. «А с начала сентября мы начали работать уже над деталями процесса, - рассказывает Феликс Биттерлинг, -  система у нас была четкой, хотя столкнулись с определенными трудностями, ведь опыта, проводить соревнования в условиях пандемии, не было никакого. Конечно, летние виды спорта на своем примере показали нам ошибки и направления в работе, мы многое от них почерпнули. Наши национальные федерации также по-разному подошли к сезону, были те, кто хорошо подготовился, к примеру, еще в межсезонье введя нужные протоколы, а были и те, кто не подготовился. Впрочем, это видно и по количеству инфицированных в командах в ноябре-январе, когда в самом начале было немало позитивных тестов. Мы могли решить вопросы, которые касаются самого спорта и проведения мероприятий, но при этом проблемы все же оставались, и, в первую очередь, нам нужны были профессионалы в медицинских вопросах. Ведь, прежде всего, не хватало знаний, как именно бороться с вирусом, как уберечь от него команды». IBU пошло дальше других международных федераций в этом вопросе, создав свою Медицинскую консультативную группу, в которую вошли всемирно известные эксперты. На их мнении и основывались дальнейшие действия в подготовке к новому сезону.


IBU были приняты беспрецедентные меры контроля на этапах КМ и КИБУ, ЧМ, ЧЕ, ЮЧМ, а именно, создание так называемого «пузыря», чистой территории, и постоянное тестирование всех участников соревнований в собственной лаборатории. Первое и самое главное решение было принято именно по тестам. «Мы решили делать и принимать во внимание только ПЦР-тесты, - уточняет директор по спорту и мероприятиям, - отказываясь от других, альтернативных. К нам по этому поводу обращались многие компании, с предложениями делать самые лучшие, более дешевые и быстрые тесты, но мы считали, что сможем полагаться только на ПЦР-тесты, настоятельно рекомендованные нашей Медицинской группой, хотя это было и не самое дешевое для IBU решение. Еще до того, как был подтвержден календарь, мы также проверяли, какая ситуация с местными и региональными лабораториями. Мы же проводим соревнования не в Вене или Нью-Йорке, а в таких небольших местах как Антхольц, Рупольдинг или Оберхоф, где нет серьезной инфраструктуры. И пессимизм, относительно того, сработает ли все в этом вопросе, присутствовал. Нас очень волновало время ожидания, когда ты делаешь тест, а ответ ждешь днями. Нас это не устраивало. Если бы, например, Йоханнес Тингнес Бе сделал тест в субботу или в пятницу вечером, а у нас нет ответа до воскресенья, то как быть: разрешить ему стартовать или нет, был ли у него с кем-то контактили не было...

Мы решили, что хотим наладить одну систему, чтоб у нас былодин механизм, чтобы можно было сравнить все данные на всех наших мероприятиях. Все для того, чтобы была безопасность, и после сдачи теста через несколько часов у нас были готовы результаты. И если кто-то оказался инфицированным, то уже на следующее же утро он оставался в своей комнате, не выходил и ни с кем не контактировал. Если бы у кого-то появились симптомы и нужно было бы срочно сдать тест, то уже через 45 минут на руках был результат, и это уже другая ситуация, когда можно быстро и адекватно реагировать. Это была главная причина, по которой мы решили работать со своей лабораторией. Конечно, решение было самое дорогое, но для нас идеальное. Уже в Хохфильцене мы увидели его преимущества, когда во время проведения КМ там была горячая точка (красная зона. Прим. автора) номер один в Европе,и если бы мы надеялись на местную лабораторию, то можно было бы только сказать: «Удачи...». Ведь в приоритете были местные жители. Как, если бы я был мэром Инсбрука, то конечно бы заявил, что в первую очередь должны тестироваться мои люди. Когда мы проводили этап в Оберхофе, он занимал третье место в Германии (по количеству заболевших. Прим. автора), когда мы были в Антхольце, то весь Южный Тироль был темно-красной зоной. То же было и в Поклюке. Местные лаборатории работали в основном для своих оргкомитетов, это было оправдано, ведь эти люди жили на этой территории и имели право делать тесты дома. И уже после того, когда приезжала наша лаборатория, то работники оргкомитета из «красной группы», к которой относились и все команды, тестировались в нашей системе».


Безусловно, тестирование, а главное, оперативные результаты позволили быстро и своевременно локализовать заболевших, оградив здоровых атлетов от очагов заражения.

Всего в этом сезоне лабораторией IBU было сделано более 22 тысяч тестов: на КМ и ЧМ - примерно 15 тысяч, на кубке IBU и юниорских соревнованиях – около 7 тысяч. И не менее 7,5 тысяч тестов были сделаны оргкомитетами соревнований.
 
Но все эти тесты вряд ли помогли бы, если б не была продумана логистика проведения соревнований, перемещение биатлонной труппы. И, конечно, своя территория, войти в которую извне посторонним было бы крайне затруднительно. Так возникла идея создания «пузыря». «Однако была и другая сторона этого вопроса. – говорит Феликс Биттерлинг. - Когда начинали сезон, идея состояла и в том, как мы можем защитить не только себя. Да, мы опасались заболевания, но и не должны были подвергать опасности местных жителей. Поэтому было принято решение: мы все делаем для безопасности окружающих. Участники наших мероприятий не должны ходить по магазинам или посещать общественные места, а, в основном, оставаться в гостинице или на стадионе. Но с другой стороны, в таких местах как Нове-Место, где мы попали в пик заболеваемости, необходимо уже было думать больше о здоровье спортсменов, чистоте и защите «пузыря». Мы убедились, что наш спорт и мероприятия не совсем созданы для жизни в «пузыре», потому что нельзя отгородиться полностью от всего, ведь у нас так много людей извне, с которыми необходимо было контактировать. Биатлон - это не футбол, где, к примеру, две команды и несколько функционеров можно поселить отдельно в одну гостиницу, и все. У нас же людей, привлеченных к процессу, начиная от количества спортсменов из разных стран, у которых может быть различное трактование правил, заканчивая поставщиками, организаторами, медиа – очень много. О чем, в принципе, и говорит количество проведенных нами тестов за менее чем 4 месяца».


Для того, чтобы минимизировать опасности, одной из рекомендаций Медицинской консультативной группы IBU было уменьшение количества переездов и увеличение времени пребывания в одном и том же месте. Поэтому и появились блоки этапов - по 2 недели в одном месте. Попутно союз заботился о безопасных чартерах для перелетов команд, когда это было возможно.

ВИДЕО об организации перелета между этапами
 
План сезона разрабатывался поэтапно, по каждому триместру отдельно. IBU заранее ознакомил организаторов этапов с новыми критериями в работе, которые те должны были подтвердить. Кроме того, нужна была и поддержка правительств тех государств, где проходили состязания, а это уже несколько иной уровень представительства и ответственности. «Нам нужны были гарантийные письма от правительства о том, что мероприятие может пройти в конкретном месте. - рассказывает Феликс Биттерлинг. - Ведь сейчас путешествия проблематичны и без такой гарантии властей, было бы трудно все организовать и просто даже попасть в место проведения. Например, почему нас не принял на первом этапе Остерсунд - оргкомитет не смог предоставить такое письмо вовремя». Несмотря на все трудности, на фоне отменяемых мероприятий в других видах спорта, первый триместр был успешно проведен, и биатлонные болельщики с оптимизмом ждали продолжения большого представления.

Продолжение следует…

Анна Осолодкина
Фото: IBU/ Кристиан Манцони, Вьяней Тибо