2021-05-31 07:56 | Виталий Мандзын: Я рассчитываю на то, что в этом межсезонье получится сконцентрироваться на стрелковых тренировках

Виталий Мандзын – самый молодой спортсмен, который вошел в команду Б для подготовки к биатлонному сезону 2020/2021. Несмотря на юный возраст, федерация, тренерский штаб и болельщики возлагают на тернопольского спортсмена большие надежды. Непосредственно перед первым тренировочным сбором, который начался 25 мая в Чернигове, корреспондент нашего сайта встретилась со спортсменом, чтобы узнать о том, как юноша пришел в спорт, как удачно сумел совместить учебу и биатлон, о нелегком сезон для юниоров, привлечении к подготовке в команде Б, а также задать другие не менее актуальные вопросы для украинского биатлона.


- Виталик, расскажи, пожалуйста, как началась твоя биатлонная история?


- В биатлон меня привела моя старшая сестра Марьяна, потому что сначала она им занималась. В свою очередь, с ее первым тренером - Крикончук Светланой Евгеньевной, сестру свела мама моего друга - она ​​из того же села, что и Светлана Евгеньевна. В течение года, после каждой тренировки, сестра приходила и восторженно рассказывала о том, что они сегодня делали, особенно интересно рассказывала о стрельбе. Я не верил в это, просил принести «доказательства», и она приносила патроны и гильзы. И у меня, как у парня, возник интерес к процессу, поэтому весной 2013 года я поехал на базу для первой тренировки. Тогда меня встретила Светлана Евгеньевна, и мы отправились на мою первую тренировку - стрелковую. И я очень увлекся! Не лыжероллерами, а именно стрельбой. Далее я попал в группу к Моравскому Владимиру Ивановичу, который долгое время был мои тренером. Именно он сумел раскрыть меня как биатлониста, и приложил все усилия, чтобы я одержал победу на своем первом чемпионате Украины. В общем, если бы не сестра, я даже не знал бы, что такое биатлон (улыбается).



- Были ли у тебя другие увлечения, кроме биатлона?

- До биатлона, начиная с шести лет и в течение следующих четырех, я занимался айкидо - японским видом боевых искусств. На четвертом году занятия айкидо я понял, что хочу чего-то большего, чем белый пояс, потому что был уверен в своих умениях. Для того чтобы получить пояс другого цвета мне нужно было защитить белый, соответственно я должен был сдать экзамен. Спросил у тренера, когда семинар, он сказал, что осенью должен быть. Пришел ноябрь, опять спрашиваю, на что тренер отвечает, что зимой сдам экзамен и буду иметь другие пояса, а зимой опять ничего... Азарт исчез, я не видел стимула для того, чтобы продолжить тренировки. Лишь через год после того как закончил с айкидо, пошел на биатлон.

Параллельно с айкидо ходил в музыкальную школу: сначала на свирели, потом захотел перейти на саксофон, но сказали, что я слишком мал, и выбрали для меня кларнет, как якобы наиболее удобный инструмент, но он мне не понравился. Каждый урок я как бы отмучивал, а потом, когда началась музыкальная литература и сольфеджио... для меня это было как бы каторга (улыбается), поэтому я оставил музыкальную школу.

- Задумывался ли ты над тем, какой бы спорт выбрал, если бы не биатлон?

- Не знаю (улыбается). Я так легко вошел в биатлон, даже не успел задуматься, кем я еще могу быть, кроме биатлониста, да и не было необходимости.



- Виталик, в каком возрасте ты понял, что хочешь заниматься биатлоном профессионально?

- После моей первой победы на первых же областных соревнованиях в 2013 году. Я очень переживал, поскольку тогда чемпионат области был очень престижный, не то что сейчас. К тому времени в Подгороднее съезжались все спортсмены из всех сел области. После победы я приехал домой, и не мог поверить, ведь недавно только начал заниматься. Эта победа меня зарядила, добавила желание продолжать заниматься биатлоном, и дала понять, что это «мое».

- Получил ты поддержку от родителей после своего решения?

- Я очень благодарен родителям за их поддержку, я получаю ее и по сей день. Родители мои спонсоры - они и сейчас помогают мне с инвентарем, они мои мотиваторы. Мы постоянно держим связь, перед каждым стартом они поддерживают меня, дают определенные установки, а при необходимости и успокоят. Вместе с сестрой родители мои самые большие болельщики.

- Родные не ставили тебя перед выбором спорт или учеба?

- Мои родители, особенно мама, всегда мне говорила, что нужно думать о своем будущем, что нужно помнить, что спорт не до конца жизни, так как при всех удачных раскладах профессиональным спортом можно зарабатывать до 35 лет, в лучшем случае, а в дальнейшем, все то, на что ты работал раньше, должно работать на тебя. Да, конечно, мама говорила, что я должен полностью отдаваться спорту, но кроме того я должен развиваться и в другой сфере, которая сможет принести мне доход после окончания спортивной карьеры. Поэтому, нет, меня не ставили перед выбором: или спорт, или учеба, но всегда просили, чтобы кроме спорта я помнил и об обучении, чтобы не забрасывал науку. Благодаря маме и ее словам, я сумел довольно неплохо сдать ВНО и поступить на бюджет.

Но не менее я благодарен папе. Он, как мужчина, меня лучше понимает. Я по-особому чувствую его поддержку, прислушиваюсь к его мудрым и ценным советам. Он всегда переживает за меня, за мои результаты, и очень радуется моим успехам. Мне очень повезло с родителями, я благодарен им за то, что они меня воспитали и приложили все усилия, чтобы я стал тем, кем я есть.

- Думаю, тебе известно, что многие обычные люди считают, что в спорт идут только те люди, чьи знания не позволяют заниматься в жизни чем-то более серьезным, чем спорт. Но ты, как и большинство наших биатлонистов, развеиваешь этот миф. Как находил время на учебы во время сезона, когда у тебя было два очень важных старта?

- Я думаю, спортсмен - это человек, который в первую очередь должен думать логически: если в спорте, особенно в биатлоне, ты не думаешь, ты не будешь спортсменом высокого класса. Ты можешь быть функционально сильным, физически выносливым, но если не думаешь на трассе о том, как и что нужно сделать, а также не «включаешь» голову на стрельбе, то со спортом у тебя не получится. Поэтому мнение о том, что профессиональный спортсмен неумный - миф.

О том, где я находил время на учебу... Если честно, это было очень сложно. На каждый сбор я возил с собой новую книгу по украинской литературе, и целью было прочитать книгу за сбор: в Эстонии читал «Кайдашеву семью», в Беларуси - «Хіба ревуть воли, як ясла повні?», Последние сборы брал несколько книг, потому что видел, что физически не успевал подготовиться к ЕГЭ. Но из-за коронавируса ВНО перенесли, и это было положительным решением для меня, потому что я еще имел дополнительное время для того, чтобы подготовиться к экзаменам. Еженедельно на собрании, вместо того чтобы в день отдыха поехать с ребятами в город, я связывался с репетитором по математике и выполнял задачи. Поэтому сочетать тренировки, соревнования и учебу было максимально сложно.

Если честно, я не планировал ехать на юниорский Чемпионат мира - после юношеских Олимпийских игр я сразу должен был ехать домой, чтобы готовиться к ЕГЭ, даже закатки в планах не было. Но тренерский штаб настоял, чтобы я остался, поскольку результаты на Олимпийских играх были хорошие, и на чемпионате мира тоже были потенциальные шансы. Я перезвонил маме, объяснил ситуацию... Сначала она не обрадовалась новости и положила трубку, но потом перезвонила и позволила остаться при условии, что сразу после соревнований я возвращаюсь домой и сажусь за учебу. По возвращении в Тернополь у меня было еще 3 тренировки на снегу, своеобразная закатка, а после нее я полностью погрузился в науку, у меня изменился график: школа, репетиторы, домашнее задание, а тренировок в моем расписании почти не было. Рад, что несмотря на сложный год удалось справиться и на соревнованиях, и с учебой.

- В Подгороднем из самых титулованных спортсменов свой путь начинали Елена Пидгрушная и Дмитрий Пидручный. Сыграли ли они роль в твоем спортивном становлении?

- Конечно (улыбается). Елена Пидгрушная - это первая биатлонистка, с которой я познакомился. По сегодняшний день помню, как однажды Елена Пидгрушная приехала на наши областные соревнования и дала нам возможность пострелять из своей винтовки. Я тогда очень обрадовался такой возможности, это меня мотивировало на будущее. О Диме Пидручном я узнал чуть позже, но увлекся его желанием работать. Во время тренировок я наблюдал за ними, равнялся на них, и это меня только стимулировало становиться лучшим.



- Юношеская сборная и спортивное обеспечение - очень сложный вопрос: не секрет, что у многих юношей и девушек только одна пара лыж. Какая у тебя ситуация с лыжами?

- Как только я попал в юношескую команду, и мы выехали на первый сбор в Австрию, мне выдали две пары лыж, на которых я и готовился к стартам. На Олимпийские игры тренер давал мне свои лыжи, но они мне не понравились. К счастью, на команду Министерство выделило 10 пар лыж. После соревнований я понял, что далеко на таких лыжах не уедешь, и нужно иметь свои, чтобы ни от кого не зависеть. Я и мой тренер Бурик Назар Владимирович поговорили с Димой Пидручным, и он посоветовал нам перейти на лыжи Salomon, хотя бы попробовать. Уже на этот сезон я приобрел их, и остался ими очень доволен. Жаль, что в юношеском возрасте нас не обеспечивают качественным инвентарем в нужном количестве: лишь однажды дали палки и лыжные ботинки...

- В каком компоненте - стрельбе или в ходе ты чувствуешь большую уверенность?

- Хоть я и стараюсь сочетать оба компонента, но все-таки лучше чувствую себя на лыжне - свою неудачную стрельбу я часто компенсирую лыжным ходом, потому что чувствую, что имею возможность сделать это. По стрельбе... Мне кажется, что я недостаточно времени уделяю ей, поэтому она пока не такая, как должна быть у биатлониста высокого класса, какую я хотел бы видеть. Если бы я уделял больше времени и ответственно относился к стрелковым тренировкам, то уверен, что показатели стрельбы улучшились бы. Я рассчитываю на то, что в этом межсезонье получится сконцентрироваться на стрелковых тренировках и повысить точность стрельбы, по крайней мере, я буду стараться делать для этого все возможное.

Продолжение интервью читайте на нашем сайте завтра
Фото из личного архива Виталия Мандзына

Общалась Дария Вирста